12:32 

Lille Prinsen
Воин тьмы, светловолосый бог крови и похоти. (с)
Автор: _Fedora_
Название: День был при солнечном сиянии
Эпоха: Петровская Россия

1716

- Бают, зело не члив его светлость. Мол в зепь без пинка под зад не полезет. Тьфу. Токмо и умеют, что гаерствовать без проку, петиметры да лахудры одни. Вона вчерась… Опосля Сенату, как с Крейцем да Чернышевым к гниде Долгорукову ехали. Ты думаешь, зенки они на меня пучили, да сами не думали – чтоб ты сдох, светлейший, да поскорее, глаза нам не мозолить? Прасковья Федоровна – она ж баба веселая, да от дочкиной помолвки куда веселей… Да сама ль не боится меня, поразмысли?

Часы с репетицией медно звякали, когда ударялись в них солнечные лучи – в торец, как рапиры в выпаде. Голубоглазое бледнолицее апрельское утро игриво смотрелось в гладкие бело-голубые изразцы – размытыми бликами слепило князю сонные покрасневшие глаза.

- Ощурство. – Меншиков тоже заглядывал в зеркало и морщил крупный острый нос, придирчиво расправляя по груди пышную пену кружев шейного платка. Только разложив белоснежные цветы по атласу роскошного халата до полу, продолжал плеваться презреньем, шипящим в каждом словце: - Чернядь еще эта… Ягужинский мыслит, не доспеет светлейший ему башку отвертеть, что толстожопой кокоше. Жидяра хренов. Что Шафиров, видать, с рундуков сраных снят, а что о себе мнит, поглядеть только.

Ночь выдалась бессонной – оттого вышел светлейший из опочивальни не о четвертом часу пополуночи, как завсегда то водилось в его привычке, а едва ль заполночь. Шурша халатом, алым пятном плавал по коридорам, одним лишь взмахом широкого рукава предупреждая все попытки слуг заговорить с собою. Ночь скукожилась, ясный, прозрачно-чернильный ключ неба свернулся в колючий из-за звезд моток крашеного полотна. Топленая стекляшка Невы тягучая была, умеешь – выдуй из нее штоф аль чудного медведя, чтоб венгерское плескалось в брюхе кровью да потрохом. Открывшийся двумя днями ранее ледоход полз куда-то к морю, очищая на спине реки живые дыры. Да все это, горячее частым биением боли, уместилось как-то во рту. То под самый глаз било, то жилы горла стягивало к плечу – как тут утерпеть да окунаться в тошную полухворь-полусон, разметавшись на отвратно-горячих подушках.

Апрель журчал за окном реденькой капелью, растирая в воздухе свежий утренний морозец да растаптывая цвет изморози на стеклах. Суббота была серая с голубым да крыла себя позолотой веселого солнца. Солнечные лучики, что били только что в тиканье часов, теперь уж прочесывали отросшие вихры на затылке князя – повернуло солнце свой лик.

Князь все глядел в зеркало – то на себя самого один глаз щурил, то на секретаря своего Алексея Волкова. Сам нелеп был, хоть и чист, и выбрит гладко – лицо осунувшееся тем уже обычного казалось, да вот только щека, что раздалась от больного зуба, вовсе дурнила.

- Ох ты ж еб твою мать, Алешка. Поди по правде зуб драть придется. – позабыл вдруг про врагов своих ненавистных, да стал длинным пальцем, унизанным двумя тяжкими искристыми перстнями, себе в одутлую щеку тыкать, при том наклоняясь к своему отражению так, будто хотел клюнуть его носом. – А то как погляди, сойдет ли?

Нацеливался на секретаря недобро-тревожным прищуром, от коего в уголках глаз раскидывали сеть мелкие морщинки, хмыкал да разевал рот, заглядывая сам себе. Волков мялся, перебирая пальцами по позументу ливреи, да мычал под нос. Боязнь прогневить у него на лбу проступала калеными литерами, что клеймами:

- Коль мучишься, ваша светлость, что ж терпеть-то…

Меншиков, шипя, ерошил бледной костлявой пятерней свои вихры – кой-где на висках уж проступала проседь тонкою ниточкою инея. Развертался на пятках, размашисто запахивался в халат, да шел к креслу, задевая секретаря полою.

- Зови этого умельца своего… Гови зови. – звук усмешки ломал уголок поджатого рта ядовитою складкою, когда сплетал светлейший белые пальцы, вжимаясь затылком в шитый выпуклой нитью вензель на спинке кресла. – Ну, чего стал. Дай бог, еще есть немножко зубов, не зашамкаю. И это… домочадцам от меня не вели хаживать. Дашка, простая душа, рыданьями изойдет, пока то надо мной творить будут.


Дарья Михайловна, сминая фижмы в узком креслице, заламывала пухлые руки и заливалась слезами так, будто ее драгоценного супруга за запертою дверью лишали жизни. Отекшее от слез, раскрасневшееся лицо было забрызгано лепестками солнечной позолоты, что перекидывалась и на платочек, что поминутно гулял по щекам, утирая бегущие без конца слезы. Перезвоном тугих колокольчиков взрывались в соседней комнате неспокойные голоса – и утихали тут же. Пылинки порхали в воздухе, скатываясь по косым лучам, проникающим из-за портьер рытого бархату – Дарья Михайловна замирала в тишине, словно уж ловила последний вздох ненаглядного мужа, и глотала подсыхающие слезы.

Подскочила княгиня на месте, когда только зарокотал за дверью раскатистый матерный вой неключимого страдальца:

- У-у-у, что ж творишь-то, знахарь хуев! Я тебе этот пеликан сейчас по рукоять в сраку запихну, да сперва на него мудя втрое намотаю!

Да всхлипнуть не успела – с треском распахнулась дверь, пахнуло изнутри густою водкою, вжикнуло каблуками о голландскую черно-белую плиту в шахматку. Меншиков на пороге жив стоял, зеленоватый, что твой утопленник, да ладонью накрепко рот зажимал.

- Платок дай, фря! – гавкнул кровавым плевком на дорогое кружево галстука, обернулся, глазами вмиг прояснившимися сверкнул противусолонь. И, когда поткнулся из-за его плеча не более здоровый лик трясущегося мастера Яна Гови, да подал голландский лекарь чистый плат, дурашливо расхохотался светлейший, пихая тканевой ком за щеку.

- Флыфь, Дафка… Едфа ль полофину пафти мне не фыкорчефал. Ух, фря заморфкая!

Сгребал князь лекаря за шкирки к себе под руку, скалил оставшиеся белые волчьи зубы да невнятно мямлил, сыпля искры перстнями, чтоб плеснул Алешка водяры и мастеру за труды. Княгиня Дарья Михайловна подрывалась с креслица, подбирая жесткие юбки на китовом усе, да все кудахтала вокруг мужа, безуспешно призывая его прилечь и попокоиться опосля мук.

Раины в огороде сбрасывали с ветвей оковы льда и щекотали голыми ветками брюшка кудрявых облачков, набежавших вдруг с моря. Апрельское солнце цеплялось лучами за облачный ледоход по синему небу, и взбиралось повыше, чтоб обозреть Петербург. Вдоль анфилады распахнутых комнат бомкали часы с репетицией - позвякивая да порехивая.

@темы: 18 век, Петр I

Комментарии
2012-03-20 в 13:12 

Commissar Paul
чухонский болотный божок (с)
О! Стоматология во времена париков и пышных кружев - это такая богатая тема... :)

2012-03-20 в 13:13 

Lille Prinsen
Воин тьмы, светловолосый бог крови и похоти. (с)
Commissar Paul, Реальный случай, чо. х)
По мотивам одной занимательной записи в "Журнале князя Меншикова". Мне эту сволочь аж жалко стало.)

2012-03-20 в 13:16 

Commissar Paul
чухонский болотный божок (с)
Мне почему-то кажется, что такой случай был даже не один. Я когда-то копал инфу про лечение зубов в те прекрасные времена - волосы дыбом встали :uzhos:

2012-03-20 в 13:21 

Lille Prinsen
Воин тьмы, светловолосый бог крови и похоти. (с)
Commissar Paul, ну тот же Петр был вдохновенным стоматологом-аматором, при котором придворные вообще боялись заикнуться о зубной боли. Он собрал целый мешок выдранных собственноручно зубов - так впечатлился когда-то в Амстердаме.
Может и Сане рвал, по большой любви. х)

2012-03-20 в 13:25 

Commissar Paul
чухонский болотный божок (с)
_Fedora_, рвал или профилактически выбивал :gigi:

2012-03-20 в 14:22 

*Fifi*
Veroca
Он их просто коллекционировал )

2012-03-20 в 14:34 

Commissar Paul
чухонский болотный божок (с)
Покрал N кубометров досок для строительства Питера - пополняй царскую коллекцию :gigi: Хоть адвайс рисуй с Петром.

2012-03-20 в 14:38 

Lille Prinsen
Воин тьмы, светловолосый бог крови и похоти. (с)
*Fifi*, он много чего интересного собирал. х)
Commissar Paul, А я уже давно подумывал про адвайс. х))

2012-03-20 в 14:40 

Commissar Paul
чухонский болотный божок (с)
_Fedora_, вроде были где-то в интернетах даже заготовки для адвайсов.

2012-03-20 в 14:43 

Lille Prinsen
Воин тьмы, светловолосый бог крови и похоти. (с)
Commissar Paul, я пока все равно понятия не имею, как их делать.)

2012-03-20 в 14:49 

Commissar Paul
чухонский болотный божок (с)
Вот что удалось нарыть: memgenerator.ru/
Довольно просто, но Петр тут, увы, не предусмотрен. Так что - только фотошоп, по-видимому.

2012-03-20 в 14:50 

Lille Prinsen
Воин тьмы, светловолосый бог крови и похоти. (с)
Ой, фотошоп для меня - китайская грамота. хД

2012-03-20 в 14:52 

Commissar Paul
чухонский болотный божок (с)
То же самое. Может, кто-то сжалится над нами? :)

2014-02-23 в 21:31 

I Am Going To Be A Teenage Idol
Отчего же не сжалиться то? А что от заядлого фотошопера надо?
А фанфик спасибо, как всегда, поулыбался))

   

Историческая сетература

главная