_lumos_
Beam me up, Scotty
и рейтинговые драбблы с ФБ-2013

Название: Слабость короля
Автор: _lumos_
Бета: fandom Middle Ages 2013 и topo ballerino
Размер: драббл (450 слов)
Пейринг/Персонажи: Эдуард II/Хью Диспенсер -младший
Категория: слеш
Жанр: романтика
Рейтинг: R - NC-17
Краткое содержание: Государственные дела не всегда подходят постели короля
Примечание/Предупреждения: Написано на ФБ-2013 для команды Middle Ages.
1. Английский король Эдуард II был известен своей гомосексуальностью. Хью Диспенсер-младший – его последний фаворит, чья семья имела огромное влияние при дворе. В прошлом у этой семьи был конфликт с Мортимерами. Таймлайн – февраль 1326 года. В сентябре того же года Изабелла и Мортимер прибыли в Англию, чтобы свергнуть короля, что, кстати, им удалось в январе 1327 года, а Хью Диспенсер был казнён.
2. Автор, к своему стыду, не знаком с работой Дрюона «Французская волчица» из серии «Проклятые короли», так что все сходства (а, скорее всего, будут различия) образов Эдуарда и Хью абсолютно случайны.

Несмотря на февральские морозы, ночь была ясной. Хью Диспенсер-младший стоял у окна в одном из тайных проходов и кутался в меховую накидку. Что ж, некоторые неудобства стоит перетерпеть. Молодой человек, со слегка рыжеватыми волосами и особой статью, подмигнул полной луне, которая станет сегодня свидетельницей многих любовных услад.

Для Хью, к своим годам достигшего так много – и пусть порой путём интриг и жестоких мер – предстоящая ночь была уже не в новинку. Но он бы соврал, сказав, что эта связь была лишь орудием амбициозного фаворита. Хью испытывал некую привязанность к Эдуарду, а иногда даже жалость.

Но вот послышались голоса стражников во время очередной смены. Хью огляделся по сторонам, хотя коридор был пуст, и прошёл через тайную дверь в королевские покои, широко улыбаясь и поднеся свечу к лицу.

Эдуард уже ждал его, нервно теребя край бархатного полога кровати. Завидев своего любовника, король тут же приосанился, плавным движением встал и, подойдя к Хью, провёл указательным пальцем по меху его накидки.

– Наконец-то, – горячо выдохнул ему в ухо Эдуард и впился жадным поцелуем в слегка полноватые губы Хью. Диспенсер был доволен – его влияние на короля не оспаривалось.

Сегодня Эдуард был податлив, позволял себя ласкать, раздвигать, а сам лишь посасывал пальцы любовника. В какой-то момент Хью точно озверел, плавные движение стали резче и жёстче, он толкался внутрь всё быстрее и быстрее. Король уже стонал, не сдерживая себя, – и Хью накрыло. Но в этот раз он не только ощутил полное блаженство – к нему пришла внезапная мысль.

Фаворит дал отдышаться им обоим, и, когда уже утомлённый Эдуард стал лениво поглаживать его грудь, решился заговорить:

– Ваше Величество… – дворянин осёкся под пристальным взглядом короля и вздохнул: – Хорошо, Эдуард… Вам не кажется, что надо обеспокоиться вестями из Франции? Зачем Изабелла забрала с собой наследника?

– Изабелла – дура, не обращай на неё внимания. – Эдуард ловко оказался на Хью и наклонился ближе, чтобы провести языком по возбуждённым соскам. Кажется, король был не прочь повторить, и Хью мысленно отметил, что с отъездом королевы он стал более любвеобильным и требовательным. Фаворит наведывался в его покои почти каждую ночь. – Перебесится она в своей Франции и прибежит обратно.

– И всё же… – Хью выгнулся под руками Эдуарда, но смог выдавить из себя, задыхаясь: – Я слышал, что она собирается встретиться с этим Мортимером.

– Пусть… – Эдуард неохотно отвлёкся от своего увлекательного занятия и шальным взглядом оглядел тело под собой. – Пусть развлекается, ей же лучше. У нас есть дела важнее.

Хью охотно подчинился королю и прижался к нему, однако беспокойство в груди фаворита только разрослось. Пожалуй, стоит снова обговорить это днём – когда Эдуард не будет столь возбуждённым.

А пока… Пока за ними хитро подглядывала луна, догорала принесённая Хью свеча и Эдуард нежился в объятиях своего фаворита. Всякому королю присущи свои слабости.

Название: Однажды ночью
Автор: _lumos_
Бета: fandom Middle Ages 2013 и topo ballerino
Размер: драббл (764 слова)
Пейринг/Персонажи: Чезаре Борджиа/ Лукреция Борджиа, фоном Хуан Борджиа
Категория: джен, гет
Жанр: драма
Рейтинг: R - NC-17
Краткое содержание: Не всё свято в той семье
Примечание/Предупреждения: да автор сам не любитель инцеста, но что поделать / смерть персонажа

Было множество ночей, которыми был доволен Чезаре Борджиа – чрезмерно доволен – настолько, насколько это чувство вообще может поставить на верхушку пирамиды высшего наслаждения такой человек.

Бывало, он без всякого зазрения совести, и не пригубив даже вина, проводил ночи за усладой с какой-нибудь знатной дамочкой – не было разницы между девицами и замужними матронами. Зачем пускаться в опасные связи со шлюхами, когда почти каждая раздвинет перед тобой ноги? А Чезаре любил получать лучшее. Лишь спьяну он мог невзначай поймать за локоток какую-нибудь давно переспевшую ягодку, чтобы оттрахать её где-нибудь за углом. Но никогда Чезаре Борджиа не переступит порог публичного дома, чтобы не опозорить имя семьи!

Такие ночи, как правило, были коротки и немного поспешны – какой смысл растягивать то, что ты можешь получить в любой момент?

А вот ночь перед битвой он всегда проводил в одиночестве и каком-то трепетном волнении, мимолётно касаясь креста на шее, всё ещё висевшего для вида, задувая и снова зажигая свечи, предаваясь мрачным размышлениям и ещё раз выстраивая всю тактику в голове. Сейчас он мог себе позволить немного человеческой слабости. Всю свою решимость и отвагу он покажет завтра, на поле боя!

Главнокомандующему важно находиться вне сражения, чтобы руководить и наблюдать, но – и свидетель тому его верный оруженосец – Чезаре научился убивать быстро и получать с того удовольствие немалое, как если бы праведник прикоснулся к святым мощам самого Иисуса. Для Борджиа не было музыки звонче и веселее, чем свист клинка и булькающая кровь из разрезанной глотки врага.

Лучшими ночами он считал часы после бурной попойки, когда напивался до такой степени, что спал мертвецким сном. Такие ночи без сновидений он бы назвал божественным наваждением, если, конечно, Господь Бог обратил бы внимание на такого грешника, как Чезаре. Ибо в иные полуночные минуты он просыпался, тяжело дыша и долго обдумывая видения, только что посетившие его.

Обычно это было два сюжета.

Сперва Чезаре снова и снова переживает смерть Хуана, старшего брата. Нет, он не печалился, отнюдь – он всегда желал, чтобы это дурачьё убралось с его дороги. И вот ему однажды выпал шанс самому покончить с братцем. О, как шутливо он играет в их дуэли, позволяя вести Хуану. А дальше было его неожиданное нападение – мгновение – и уже Чезаре одной рукой тянет за волосы шута, назвавшегося гонфалоньером, а другой протыкает насквозь его тело. Сначала под рёбрами, а затем удар приходится прямо в сердце. Чезаре не сдерживается – он всё вытаскивает клинок из уже мёртвой плоти, чтобы потом снова вогнать по самую рукоять. Кровавые пятна расползаются по одежде убитого, и в ещё тёплой крови руки убийцы, который сознательно смеётся.

Он пошёл против Бога: не тогда, когда снял с себя кардинальскую шапку; не тогда, когда стал перечить самому Папе – а когда понял, что всё это власть, игра – не более. Если и был Бог в душе Чезаре Борджиа, то сейчас он похоронил его с почестями, оскорбив и освистав все заветы.

Потом сновидение тут же перемещалось в комнату Чезаре.

Ему слышится тихий стук в дверь, и в проёме показывается аккуратная белоснежная головка. То истинный ангел в мире Чезаре. Милая сестрёнка Лукреция тихо подкрадывается к кровати и укладывается под боком у брата. Её ночная сорочка сползла с одного плеча, обнажая прелестную грудь с розовым сосочком. Кажется, что она нарочно не замечает этого.
– Я всё думаю о Хуане, – наконец притворно вздыхает Лукреция
– Его смерть так печалит тебя, сестрица? – Чезаре разочарован, но Лукреция поспешно мотает головкой так, что мужчина довольно выдыхает. Без Хуана будет лучше всем.
– Он был слишком вредный. Это грешно – знаю – но я ненавидела его. Потому сейчас я думаю о том, что так и не поблагодарила своего спасителя.
Лукреция улыбается и начинает сползать ниже, проводя своими тонкими пальчиками по обнажённой груди Чезаре. Сначала тот пытается оттолкнуть от себя девушку, но затем сдаётся и охотно подставляется под лёгкие поцелуи, которые скоро превращаются в страстные покусывания. Лукреция требовательна и жадна в постели, а Чезаре усмехается, осознав: вся в брата! Она лишь немного времени уделяет члену любовника, чтобы потом отдать свои прелестные изгибы в сильные руки брата, который сам уже не сдерживается, а мысль об утренних синяках на белой и нежной коже приходит слишком поздно. Лукреция насаживается медленно, чтобы потом энергично задвигать своими бёдрами так, что Чезаре даже не приходится толкаться внутрь. Он похотливо сжимает, отпускает и сжимает снова груди перед собой, а через минуту начинает посасывать их, как младенец. Стоны сестры всё более несдержанны, всё громче, а Чезаре рычит как зверь.


Где-то в момент наката блаженства он всегда просыпался.

Ещё долго после таких снов лежал в своей постели герцог, сын Папы Римского. Ночные наваждения не спешили рассеяться. И если первое он с охотой загонял в самый тупик воспоминаний, чтобы потом подсознание снова извлекло его оттуда, то второе – оно никуда не девалось. Потому что это было лишь желание Чезаре – он завтра же в который раз загубит его вином.